Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Очарованный ангел: как погибла девушка с ДЦП

Очарованный ангел: как погибла девушка с ДЦП
Фото из семейного архива Маркварт
Ангел – и никак иначе Кристину Маркварт называли и продолжают называть близкие, друзья и даже мало знакомые люди. Жизнь девушки трагически оборвалась в апреле этого года, в самом «сердце» города. Она была влюблена в Оренбург и очарована его главной улицей – Советской, тем самым «сердцем».

Без роптаний несла свой крест

Кристина родилась в Орске. В результате родовой травмы Кристина получила диагноз на всю жизнь – ДЦП. Когда девочке было всего пять месяцев от род, отец оставил их с мамой одних. И все трудности, связанные с воспитанием и лечением дочери легли на плечи мамы, Гульфии Маркварт.

— Это сейчас отношение общества и государства к таким детям меняется. Оно не изменилось полностью, но всё же меняется. А раньше было очень трудно, — вспоминает Гульфия.

Не смотря на то, что в школьные годы Кристина обучалась на дому, девочка всё равно стремилась в школу. Ходила на уроки, старалась не отставать от сверстников. Ей было тяжело ходить, разговаривать, руки иногда не слушались свою хозяйку, за что она порой сердилась на свою болезнь. Но она не жаловалась, не роптала. Занималась фитнесом и плаванием, чтобы поддерживать себя в нужной форме, чтобы увереннее стоять на ногах.

Было время, когда у Кристины и её мамы появилась возможность уехать жить в Германию, благодаря её немецким корням, унаследованным от отца. Но девочка наотрез отказалась. Она хотела жить здесь, в России, она любила свою страну всем сердцем.

Ещё в школе она приняла решение, что станет историком-краеведом.

— Когда она училась в 11 классе, она подошла ко мне и сказала, что поедет в Москву, в МГУ. Я ей говорила: «Дочка, какая Москва, какое МГУ?» А она мне: «Мама, мои одноклассники уезжают кто в Питер, кто в Москву, кто в Екатеринбург».

В Москву они конечно не поехали, но девочка поступила учиться в Оренбургский государственный университет. И они с мамой переехали в Оренбург.

— Как же ей было трудно! Очень тяжело ей давалась учёба. Но она старалась, никогда не опускала руки. У неё была цель – получить высшее образование, и она шла к ней с таким упорством, которое не каждому дано. Она молча несла свой крест, без жалоб и стенаний.

Мы с Гульфиёй прошлись по любимым местам Кристины, где она любила гулять в студенческие годы.

— Если пройти вокруг всех корпусов ОГУ – это ровно 12 минут, — говорит Гульфия. – Мы вечерами тут гуляли – по пять-шесть кругов.

Мимо опустевшего фонтана, где Кристина и её сокурсники не раз фотографировались.

Мимо часовни, где девушка любила бывать во время богослужений, терпеливо выстаивая всю службу.

Закончив ОГУ, девушка поступила в магистратуру Оренбургского педагогического университета. Результат поразил даже её саму – диплом с отличием.

«Диплом магистра красный — сама в шоке. Не стремилась, не планировала и вот. Результат превзошел ожидания» (Кристина Маркварт)

Хотя сама она призналась однажды, что не планировала и не стремилась к «красному» диплому и не ожидала, что получит именно его. Сразу же начался поиск работы. Подходящее место нашлось быстро. Кристина стала педагогом дополнительного образования в центре детского и юношеского творчества им. Поляничко. Где проработала лишь 2,5 месяца.

Люди противоречивы

Кристина не выносила жалостливого отношения к себе. «Оно унижает человека. Мне кажется, если человек проявляет жалось – это говорит о том, что «Ну, жалко мне тебя, ты не такая как все, ты хуже». Жалость – плохое чувство!», — рассказала Кристина в своём первом и последнем радионтервью в программе «На грани возможного» (ГТРК «Оренбург»), которое она давала за полтора месяца до своей гибели.

На работу Кристина ходила как на праздник. Она любила своих учеников и те отвечали ей взаимностью. Вела кружок историко-патриотического воспитания и краеведения. Она была счастлива здесь. Учиться дальше и посвящать себя науке девушка не хотела. Да и, как сама же признавалась, на это уже не хватило бы сил. К тому же, ещё в детстве она решила для себя, что хочет и будет преподавать, заниматься с детьми. Так и случилось. Она знала и умела находить подход к детям. Чётко понимала, как их заинтересовать и как адаптировать курс занятий под наше время – время гаджетов и новых технологий. И Кристина чувствовала вдохновение, общаясь со своими учениками.

Кристина объясняла, почему она выбрала именно историю, что только опираясь на исторический опыт, можно выстроить хорошее будущее: «Не предвидеть, как гадалка, а понять – как можно сделать и как лучше сделать».

Из воспоминаний Кристины: когда выбирали направление в истории, по которому Кристина будет заниматься с ребятами, решили, что «никакой Америки, никакой Европы и даже никакой Москвы – только Оренбург». Это её вполне устраивало, ведь она так любила этот город, особенно его главную улицу – Советскую.

«Улица Советская – неповторимая. Здесь дух истории. Сохранены старинные здания. Никаких новостроек – не люблю их. Как муравейники выглядят, да простят меня господа строители», — рассказывала Кристина всё в том же интервью.

Кристина считала Советскую уникальной, благодаря ещё сохранившейся на ней исторической роскошью, как она сама выражалась. Она ощущала некое волшебство в ней, была очарована ею. Советская стала её любимым местом для прогулок сначала после занятий в институте, затем – после работы.

Девушка отвергала возможность оценочного отношения к каким-либо историческим событиям, явлениям или персонажам: «Нельзя дать однозначную оценку исторической личности. Потому что, если человек попал в историю – он великий. Пусть даже и ужасный, как некоторые представители истории. И если о нём вспоминают спустя время, значит он этого заслужил. Однозначных личностей нет в истории. Нельзя сказать, что кто-то однозначно хороший, а кто-то однозначно плохой. В истории самый главный принцип – это объективность». Она была уверена, что в принципе нельзя давать однозначных оценок никому. Люди противоречивы, особенно, если они великие.

«Нет, Господь, я дорогу не мерю, —
Что положено, то и пройду» (Мария Скобцева) На фото Кристина — г. Анапа, 2012 год.

С таким отношением к людям Кристина и шла по жизни – она не способна была видеть в людях что-то дурное. И была доверчива, как ребёнок.

Ангел расправил крылья

Достигнув своих целей, которые когда-то могли казаться несбыточными надеждами, Кристина почувствовала, как расправились её крылья. Стала мечтать о семье, о детях. Очень хотела, чтобы у неё появилась дочка, которую они с мамой назовут Евой. Мечтала взять от этой жизни всё и ничего не упустить. Мечтала о путешествии и старательно откладывала заработанные деньги, чтобы воплотить эту мечту в жизнь.

Последние слова Кристины, полные мотивации к жизни, в эфире программы «На грани возможного»: «Я часто слышу – это невозможно. Куда тебе?! Это точно невозможно! Хочу рассказать, почему я уверена в обратном. Всё возможно. Кто-то называет это методом временных трудностей. Но даже если и не временных. Я родилась с ДЦП. Мама с детства применяла методы спартанского воспитания и говорила: «Давай, сама». Логично, что просыпаясь, я делаю зарядку. Одеваюсь сама. Шнурки, конечно же – отдельная тема. Говорят, что самым сильным своим ученикам Бог даёт самые сложные испытания. Прочитала методику живого мышления. Отменить категорию инвалидности. Я здорова! И вообще не хочу говорить об этом. Не хочу говорить о том, как жить плохо в этой стране отдельным категориям граждан. Я хочу найти ту категорию, которая открывает будущее. Главное – не озлобиться и верить в себя, в свои силы. В школе меня в шутку называли верблюдом — рюкзак для меня был слишком тяжёлым. И ничего, что собаки тявкают — караван идёт. И я, походкой верблюда, иду в этом караване».

Прерванный полёт

Одна из прогулок Кристины по её любимой улице Советской и по Набережной Урала закончилась огромной трагедией – девушка погибла от рук преступника, втёршегося к ней в доверие. И эта история потрясла многих горожан. Дальнейшим мечтам девушки не суждено было сбыться.

Гульфия не в состоянии смириться с утратой дочери:

— Я чувствую, что её душа по-прежнему здесь, она рядом. Бог даёт сильным ученикам самые сложные задания. Но разве я похожа на такого ученика? Я простая мать и мне нестерпимо больно. Моя неземная, мой Ангел, моя доченька… Я не понимала раньше. Сейчас поняла – со мной почти 25 лет рядом был Ангел. Добрейшей души, чистейший: для неё и белое было белым и чёрное – белым. И с этим ничего нельзя было поделать. Я изо всех сил старалась её поддержать: она так хотела выучиться, устроиться на работу, реализовать себя в жизни. И у неё же всё получилось! Она только встала на ноги, поверила в себя, расправила крылья.

В Оренбурге насильник убил девушку после освобождения из колонии

Был пройден очень сложный путь. Да, чувствовалась усталость от постоянной борьбы за место под солнцем. Но она не роптала – несла этот крест ДЦП. Никого, никогда ничем не грузила, всегда улыбалась. Сколько было пролито слёз – не всегда были добры люди, где-то – косые взгляды. Вечно правые чиновники со своими отписками и отказами. Сколько было потрачено сил, времени, нервов! Надо эту систему разворачивать к людям.

Но мир и не без добрых людей, которые готовы поддержать в трудные дни. Среди них есть даже не знакомые, но разделяющие боль утраты самого дорого мне человека. Я благодарна всем – эта помощь бесценна.

Однокурсники Кристины также не могут до конца осознать и принять случившееся. Они не понимают, как так вышло, что такой девушке, которая никогда даже не думала о чём-то негативном, выпал рок столкнуться с жестокостью этого мира.

«Для тех, кто знал Кристину, стала огромным потрясением её трагическая гибель. Многие говорят, что лучшие уходят рано, слишком молодыми, так оно и есть. Кристина была очень светлым человеком. Ведь такую искренность, лучезарность, доброжелательность, порой наивность можно встретить разве только у детей или ангелов», — вспоминает Анастасия Сорокина.

«Светлой была, как ребёнок, — очень чистый и добрый человек…», — говорит Александр Перкин.

Кристина Мурашова: «Каждый день она сражалась за полноценную жизнь и делала это успешно. Кристина не жила обыденной жизнью, она наполняла её смыслом, она училась, упражняла свой ум, и это меня восхищала в ней».

В память о дочери Гульфия хочет организовать мечеть в одном из посёлков области, и назвать её «Каусар», что означает «Святой источник» (в мусульманском варианте имя Кристина звучало бы как Каусария – прим. авт.). Но пока не видит возможности для этого. Но сейчас для неё главное – преодолеть боль и накопить сил, чтобы выстоять суд, защитит честь Кристины, чтобы память о ней осталась незапятнанной.

Винтажные обложки журнала People, которые поразят ваше воображение!. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика