Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Денис Паслер потребовал конкретики от команды

Денис Паслер потребовал конкретики от команды
Фото sm-news.ru
Денис Паслер, врио губернатора Оренбуржья, не стал дослушивать доклад Натальи Безбородовой, и.о. министра экономического развития, промышленной политики и торговли Оренбургской области.

В оренбургском Доме советов прошло двухдневное большое совещание по нацпроектам. Проводил его Денис Паслер, при участии глав районов, и.о. министров, и.о. вице-губернаторов и представителей бизнеса. Мероприятие прошло живенько. Атмосфера, надо сказать, была не берговская, к которой когда-то привыкли большинство участников подобных совещаний.

Докладчики, выходя к трибуне, сначала действовали по привычной схеме, решительно зачитывая свои выступления с заранее приготовленных листочков. Кто-то уходил на своё место «отстрелявшись» без особых «встрясок», кто-то подвергался дополнительными вопросам. Иные становились жертвами «перекрёстного допроса» со стороны слушателей. Чего, как потом нам поведали старожилы, не случалось при господине Берге, при котором «полемика», публичная да ещё в присутствии журналистов, пресекалась. Но не в этот раз.

Галине Зольниковой, и.о. министра здравоохранения, пришлось отвечать на вопросы конкретно, а не в свойственной ранее манере.

— Галина Петровна, ещё раз про дневные стационары. Давайте сейчас скажем, что мы ничего не закрываем, не сокращаем. Потому что так, как прозвучало в вашем докладе, создалось ощущение, что вы опять какую-то реформу затеяли, — попросил уточнить информацию Олег Димов, и.о. вице-губернатора по внутренней политике. — Мы сегодня просто говорим о качестве работы дневных стационаров. Я правильно понимаю? Вот надо до всех это довести.

Димов опасался, как бы главы районов и главные врачи больниц не понеслись завтра менять структуру дневных стационаров, ссылаясь на то, что им сверху приказали.

Зольникова пояснила, что они на своей коллегии будут обсуждать вопросы ежегодного поддерживающего лечения людей с хроническими сердечными заболеваниями, а может быть два раза в год.

— Это само собой. Но Олег Дмитриевич по-другому вопрос поставил. А вы в сторону ушли, — остановил и.о. министра Денис Паслер. — Планируете что-то закрывать или сокращать?

— Нет. — решительно ответила Галина Зольникова.

Впрочем, конкретики Паслер требовал от каждого. Причём без лишних слов, а чётко по делу. Справились не все. Наталья Безбородова, и.о. министра экономического развития, промышленной политики и торговли, пыталась рассказать о стратегии развития области. О том, что есть у нас «Экспортный центр», о его целях и задачах, о конкуренции и не только, о сотрудничестве с Казахстаном, про региональный проект «Промышленный экспорт».

— Здесь у нас основная задача — увеличение в полтора раза экспорта не сырьевых не энергетических промышленных товаров и услуг, — читала Наталья Безбородова. — Сегодня это миллиард долларов США. Мы должны стремиться к 2024 году к 1,5 миллиарда долларов.

Далее она рассказывала о планах по поддержке предпринимательства, о программах, направленных на повышение конкурентноспособности. В какой-то момент Денис Паслер попытался конкретизировать:

— Наталья Виктровна, подождите. Много всего. Давайте по делу — ключевую вещь. Нам нужно полтора миллиарда. Где взять эти деньги? Мы их видим из действующих предприятий? Или мы видим потенциал, кого нужно выращивать? Вы про это расскажите.

— Сегодня, те экспортёры, о которых я говорила, концентрируются в Оренбурге. Их более 200. Город Орск — более 80. Оренбургский район, Новотроицк. Наша задача — наращивать тех экспортёров, которые у нас есть.

— Замечательно. И чо? Ну, где мы их возьмём, скажи? Наша задача другая. Все эти инструменты они наложатся. Понятно, есть действующая база предприятий и с ними надо разговаривать. Какие у нас есть преимущества: сырьевые, геополитические, человеческий фактор? Чтобы мы понимали, куда нам надо бежать, каких нам искать инвесторов, партнёров. Вы всё рассказываете про инструменты. А для кого вы это рассказываете? Для меня? Мне не нужно. Может для бизнеса всё же стоит сказать: раз, два, три, четыре, пять — вот это будет перспектива, это нужно, это будет развиваться, потому что… Мы как себя собираемся представлять инвесторам, с кем мы собираемся работать?

— С учётом экспорта нашего сырьевого, а здесь задача стоит несырьевого. По данным таможенных служб, у нас в 2018 году 90 процентов экспорта составляли восемь наших предприятий. И три из них — это те крупные, которые относились к обрабатывающим.

— Это сырьевое?

— Да, это опять сырьевое.

— А зачем ты мне про сырьевое рассказываешь, когда задача про несырьевое? Так и расскажи про несырьевое — где мы его видим, где мы расти собираемся?

— Несырьевое… Это следующая тема, в агропромышленном комплексе, про переработку, по нефтехимии…

— Переработка какая? Если это переработка, то мы должны знать чего, какого объёма, как её поддерживать, какой там потенциал? Разложить это на территории, привязать к карте работы с инвесторами. Нам же нужно знать, какие у нас преимущества перед другими субъектами. Чтобы понять, под какую территорию и почему мы кого-то пригласим и почему им это будет интересно, — парировал Паслер и снова попросил уточнить — где эти несырьевые ресурсы, кто они и откуда они появятся.

— Те несырьевые, действующие, по перечню — 418 по каждому району.

— Какой у них потенциал для роста? — резко переспросил врио губернатора. — Вы же с ними разговаривали?

— Разговаривали, пока только в первом при…ближении, — начала запинаться взволнованная и.о. министра. — С учётом того, что мы должны войти, сроки 15 мая…

— Мы уже нацпроект реализуем! Мы уже вкатились в эту историю! Надо уже быстро разговаривать! Понять, что они собираются делать. Они же рынок больше понимают, чем мы! Нам нужно понять, как мы можем им помочь. А потом в целом взглянуть на территорию, чтобы понять, кого приглашать, с кем работать, с какими переработчиками, холдингами, российскими не российскими? То, что вы рассказываете — это здорово, конечно. Только у нас базы нет, с чего стартовать. А нам надо стартовать, а потом вот эти инструменты сверху им дать. А вы наоборот — инструменты создали, а схему, как работать, не знаем! С кем, с депутатами разговаривали?

— Ну, если депутат экспортёр, то тоже хорошо, — попыталась было реабилитироваться шуткой Наталья Безбородова. И начала перечислять несырьевые предприятия, существующие в регионе.

— Наталья Викторовна, ещё раз, хватит бубнить! — не выдержал Денис Паслер. — Бу-бу-бу… Давайте по делу. А пока, всё, что мы говорим, это пока — говорим, говорим, говорим. Если вы хотите на эту тему со мной пообщаться серьёзно, то давайте подготовимся. Какие у нас есть преимущества? Что нужно выращивать? Что нужно перерабатывать? Какой глубиной переработки? Вот когда эту картинку сложим и поймём, где это правильно развивать, когда с главами районов поработаем на предмет территорий — где это можно делать, вот тогда поймём спектр компаний, кто может к нами прийти, потому что у нас есть какие-то особенности, преимущества. Я этого не вижу.

— Такой детальной проработки пока не было…

— Замечательно! Когда будет? Тогда давайте об этом потом и поговорим, зачем время моё тратить? Мне куда идти с какими инвесторами сейчас разговаривать? С кем и почему? Вот пока мы на эти вопросы целенаправленно не ответим, разговаривать не о чем. Скажите, когда вы будете готовы эту тему обсудить?

— Минимум месяце, наверное.

Денис Паслер отпустил взволнованную Наталью Безбородову. В колонном зале повисла тишина. Подобного в стенах Дома советов давно не видели и не слышали. Врио губернатора чётко дал понять, что пустые разговоры будет жёстко пресекать, что от каждого будет строго требовать не только глубокого понимания вопросов и проблем, но и детальных, продуманных решений и действий.

Звездные матери, испортившие жизнь своим детям. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика